2141 с мотором 406

Москвич нашего детства: 2141 — приговорен с рождения

Первые Москвичи модели 2141, появившиеся примерно 35 лет назад, мгновенно понравились всем. Симпатичные, вместительные, теплые, простые — чего же боле? А передний привод окончательно доказывал, что с прежними моделями завода новинку объединяет разве что место рождения. Это была принципиально новая модель — безо всяких натяжек.

Новенький Москвич еще не понимал, что страна уже была приговорена. И он — тоже.

Престиж Москвича

Сегодня трудно поверить в то, что новенькие 2141 поначалу были. очень престижными: затея вписать модель в межклассовое пространство между ВАЗ и ГАЗ сработала. В отличие от устаревших Москвичей модели 2140, новинка сразу пошла «на ура». А лучшим доказательством престижа могут служить отечественные фильмы той поры — например, «Забытая мелодия для флейты» и «Интердевочка». Там на этих машинах разъезжают весьма обеспеченные персонажи.

Любопытно, что особый интерес новенькие 41-е вызывали в регионах, где народ катался в основном на «девятках» ВАЗ-2109. Московская машина по сравнению с ними была супервместительной, суперкомфортабельной и даже казалась симпатичной.

Дизайнеры не хотели делать эту модель

На любом производстве во все времена находились энтузиасты, пытавшиеся создать нечто кардинально отличное от серийных образцов. Так было и на АЗЛК, где в середине 70-х увлеченно создавали новенькую модель Москвича с индексом С.

Как водится, задумка была во многом передовой — в частности, подвеска напоминала бээмвэшную 5-й серии: спереди McPherson, сзади многорычажка. Однако за это время наверху ветер подул в другую сторону, а потому было велено не выпендриваться и взять за основу Simca-1308. Согласно воспоминаниям главного дизайнера завода, сотрудники долгое время не могли заставить себя подойти к чужеродному макету. Но именно так и рождался 41-й.

Самое смешное, что от навязанной сверху Симки в итоге мало чего осталось. Спереди появился-таки McPherson (а у Симки были торсионы). Компоновка напоминала, скорее, Фольксвагены — продольно расположенный движок, дифференциал между ним и коробкой. От Симки уцелели отдельные кузовные элементы да уплотнители стекол.

Окончательный вариант 41-го был продемонстрирован в 1985 году, а уже с февраля 1986 года началось его производство. Первые 245 автомобилей, выпущенных в конце 1986 года, были проданы работникам АЗЛК и ветеранам Великой Отечественной войны; массовый выпуск начался в 1987 году.

Остался без двигателя

Про нормальный движок для 41-го лучше не вспоминать: он его так и не дождался. А ведь было разработано множество моторов — как бензиновых, так и дизельных. Более того, при АЗЛК создавалось собственное моторное производство. Но в итоге завод, в общем-то, разворовали. А 41-е, временно укомплектованные моторами ВАЗ-2106-70 (Москвич-2141) и УЗАМ-331.10 (Москвич-21412), так и не получили ничего лучшего. Были отдельные экспортные модификации с импортными моторами, но они погоды не делали.

Показуха перед начальством

Самые забавные приключения 2141 испытал, конечно же, в конце 90-х годов, когда новое руководство завода взяло курс на показуху перед столичными градоначальниками. Что может быть, например, забавнее такого лозунга: «Каждый месяц — новую модель, каждую неделю — новую модификацию машины!» При таком подходе о рентабельности производства и речи быть не может.

«Юрий Долгорукий» — пример «новейших технологий» АЗЛК конца 90-х. Брали два комплекта кузовных элементов для АЗЛК-2141, разрезали на две неравные части, большие куски сваривали друг с другом, остальное сдавали в металлолом. В результате получался членовоз местного пошива.

Еще забавнее было то, что тогдашний руководитель АЗЛК прекрасно знал свои возможности, а потому делал верную ставку исключительно на внешние эффекты. В кооперативных магазинчиках закупали импортные шины на литых дисках, электрические стеклоподъемники и приводы дверных замков, импортные магнитолы и самопальные решетки радиатора. В итоге всякий раз перед визитом начальников перед ними выкатывали «новую» модель: вот, мол — как обещали. Начальники довольно кивали и обещали пересадить на Москвичи всех чиновников, каких только смогут.

Про аэродинамику

Между прочим, аэродинамика 41-го была очень неплохой. Называют коэффициент лобового сопротивления Cx=0,35 — не все с этим соглашаются, но тут многое зависит от места и методики замеров. А вот с чем не поспоришь, так это с отсутствием на 41-м заднего дворника! В отличие от вазовских грязнуль семейства 2108/09, заднее стекло Москвича оставалось чистым.

Читайте также:  Опель астра мотор исудзу

Сколько стоил Москвич?

В момент появления в продаже цена 41-го составляла 9632 ₽ для версии с двигателем ВАЗ-2106-70. Это примерно соответствовало стоимости самых престижных на тот момент ВАЗов. Для сравнения: Волга ГАЗ-24-10 стоила 16 360 ₽.

Любопытно, что уже после развала страны и АЗЛК самой дефицитной запчастью для 2141 и Святогоров стал… капот! Их воровство приняло массовый характер: владельцы повсеместно устанавливали худлоки и прочие запоры, а умельцы начали давать советы, как, например, приладить москвичовский капот к Святогору. В продаже даже стали появляться стеклопластиковые капоты.

Экспорт не удался

41-х Москвичей на экспорт продали совсем немножко. В 1993 г. немецкий Auto Straßenverkehr так оценил версию Aleko 141 с дизелем Ford, предназначенную для немецкого рынка. «На руление автомобиль реагирует вяло и неточно, но поведение в поворотах рассчитано на дурака… Машине чужды современные элементы пассивной безопасности… Честный русский парень, который выполняет то немногое, что обещает, — вместимость, прочность, экономичность».

Печальные происшествия

За рулем свежего 2141 в августе 1990 года под Ригой разбился Виктор Цой. Однако автомобиль в этом не виноват: похоже, что певец уснул за рулем, после чего машина на высокой скорости столкнулась на встречке с Икарусом.

Телеведущий популярной полуночной программы на абсолютно новом 2141 потерял на ходу… руль. Отвалился! К счастью, никто не пострадал, а мужик умудрился прицепить вместо баранки баллонный ключ и так вернулся на завод. После звонка наверх машину быстро починили.

Прозвища

Самая распространенная кличка 41-го — увы, «Калека» (созвучно с АЛЕКО — автозавод имени Ленинского Комсомола). Кроме того, часто встречаются шильдики типа «Космич». На АЗЛК видел машину, у которой из штатных букв сложили нечто напоминающее BMW. Известен также «Бандерлог». Святогор с французским мотором окрестили «Реногором». А в публикациях СМИ все 41-е за отвратительное качество сборки окрестили просто и емко: «Московская недвижимость».

Всех, кто хочет поделиться своим мнением о 41-м, приглашаем высказаться.

Источник

Порок сердца: почему АЗЛК-2141 никогда не имел своего мотора

Когда в начале семидесятых на Московском автозаводе имени Ленинского комсомола задумались о новом автомобиле, который в будущем заменит Москвичи 408 и 412, стало очевидно, что ему потребуется новый двигатель увеличенного рабочего объема. Ведь модель с кодовым обозначением «3-5» должна было оказаться в более высоком классе, чем прежние Москвичи и новейший ВАЗ-2101. Спору нет, верхнеклапанный двигатель УЗАМ-412 был вполне на уровне, но будущая машина должна была занять в табели о рангах место между Жигулями и Волгой – а это значит, что рабочий объем двигателя нового Москвича должен был увеличиться до 1,6-1,8 литра.

Увы, давний партнер АЗЛК – Уфимский завод воспринял такую идею «в штыки», отказавшись от работ по модернизации «четыреста двенадцатого двигателя» и увеличению рабочего объема. Официальная причина – «в связи с ограниченными возможностями оборудования для обработки коленчатых валов». Заводчанам стало ясно, что «новое сердце» для будущего Москвича придется осваивать собственными силами.

К сожалению, значительный пласт наработок конструкторов АЗЛК был «похоронен» вследствие кадровых перипетий: после того, как в 1976 году руководить заводом начали бывшие работники ЗИЛа, они стали рассматривать вариант приобретения лицензии на выпуск готового автомобиля – так, как это было сделано на ВАЗе.

В Минавтопроме СССР к тому времени вдобавок решили, что новая модель АЗЛК должна получить привод на передние колеса. «Переднеприводная» тема была модной в мире – и она набирала обороты даже в Советском Союзе. Тольяттинский завод к тому времени уже несколько лет занимался разработкой будущей «восьмерки», а в Москве трудились над перспективными моделями классической компоновки, резонно рассудив, что многие мировые производители (Mercedes, BMW) остаются верны заднеприводной компоновке. Спущенное сверху решение отбросило АЗЛК практически на десятилетие назад – ведь, по сути, работами пришлось заниматься с нуля.

С чужого плеча

Поскольку деньги на приобретение лицензии для выпуска какой-нибудь переднеприводной машины вроде Renault 16 никто выделять не собирался, заводчанам в приказном порядке пришлось заниматься разработкой нового Москвича на базе французского автомобиля Simca 1307. Машина была неплохой и даже стала Автомобилем года-1976, но. Перерисовать формы кузова – это одно, а разработать силовой агрегат для незнакомой компоновочной схемы – другое. Тем более, что у исходной «Симки» мотор был расположен поперечно, а не продольно.

Таким образом, будущий «сорок первый» оказался лишен собственного «сердца»: в спешном порядке конструкторам прямо на реальном французском хэтчбеке пришлось адаптировать имевшийся в их распоряжении «четыреста двенадцатый мотор».

Читайте также:  Навесное для резиновой лодки под мотор

Ранний прототип заводчане метко нарекли Максимкой

Но сразу стало очевидно, что для мощной и дорогой машины более высокого класса, чем прежние Москвичи, этот двигатель слабоват как по развиваемой мощности, так и по максимальному крутящему моменту. Для того, чтобы все же поставить модель на конвейер в середине восьмидесятых, в качестве альтернативы было решено использовать двигатель главного конкурента АЗЛК – от автомобиля ВАЗ. Наиболее мощным на тот момент был мотор «шестерки» – как известно, заднеприводного автомобиля. Именно так – переднеприводные Спутники во время работы над «сорок первым» еще просто не выпускались, и заводчанам пришлось приспосабливать к переднеприводному Москвичу моторы от «классик» – собственной модели 2140 и «люксовых» Жигулей 2106.

Это обстоятельство вынудило конструкторов «подсмотреть» компоновку у автомобилей концерна VAG – в частности, модели Audi 100.

Ведь классические моторы пришлось расположить продольно, поскольку из-за межцентрового расстояния цилиндров установить их поперек вместе с трансмиссией было бы весьма проблематично. С одной стороны, это потребовало увеличения переднего свеса и переноса радиатора системы охлаждения на левую сторону, а с другой – обеспечивало автомобилю довольно просторный салон с учетом наружных габаритов. Правда, сами двигатели пришлось несколько модернизировать, изменив по компоновочным требованиям детали впуска и системы смазки.

Порок сердца

Даже «шестерочный» мотор в доработанном «по месту» варианте 2106-70 с его восьмьюдесятью силами оказался для нового Москвича явно слабоват, а про устаревший к тому времени уфимский двигатель и говорить нечего – тем более, что из-за компоновочных неувязок конструкторам пришлось «задушить» его неоптимальной высотой впускного коллектора, что в итоге снизило отдачу мотора до 72 л. с.

А советские автомобилисты уже успели распробовать новую тольяттинскую машину восьмой модели, которая даже в базовом 1,3-литровом варианте оказалась очень динамичной. На пятидверной «девятке» вдобавок появился «восемьдесят третий» мотор объемом 1,5 литра, 70 «лошадок» которого обеспечивали новому ВАЗу уверенное преимущество над конкурентами. Так был забит первый гвоздь в гроб «сорок первого» – машина была дорогой (свыше девяти тысяч рублей!), но при этом имела довольно посредственную динамику. Конечно, многих советских пенсионеров динамика АЗЛК-2141 и -21412 вполне устраивала, но… автомобилю прочили большое будущее, которое он с такой «физподготовкой» явно не оправдывал. Многие предпочитали купить либо классические Жигули, либо более резвую и «молодежную» Самару – тем более, что Москвич стоил дороже «девятки»!

Двигатель УЗАМ-331.10 (б) не особо отличался от исходника для М-412. И то – не в лучшую сторону.

Уже когда первые Москвичи обретали своих счастливых (не всегда) владельцев, на заводе начали активно заниматься «моторной темой». Ведь было очевидно, что на модернизированном двигателе Москвича с индексом УЗАМ-331.10 далеко не уедешь, а «шестерочный» мотор ВАЗ поставлял в ограниченном количестве (и то лишь в начале выпуска).

Мотор, которого не было

Руководству Московского автозавода стало понятно – придется строить собственное моторостроительное предприятие и разрабатывать двигатель для «сорок первого» и последующих моделей самостоятельно.

Как мы уже рассказывали, за дело взялись не только специалисты АЗЛК, но и вазовцы. Для этого Минавтопром даже организовал специальный конкурс на конструкцию мотора, результаты которого были рассмотрены техсоветом министерства в марте 1987 года. По выводам совета, тольяттинский вариант имел «более глубокую технологическую проработку», но конструкция от АЗЛК была потенциально более экономичной и простой.

Интересная деталь: мотор изначально задумывался в виде семейства различных агрегатов, причем не только работающих на бензине, но и дизельных! А ведь в то время легковой дизель в СССР просто не существовал!

На выставке ВДНХ в Москве были представлены два мотора – бензиновый с индексом 21414 и дизель 21423. Чугунный четырехцилиндровый блок с жесткой отливкой, алюминиевая головка цилиндров с верхним расположением восьмиклапанного ГРМ с ременным приводом – конструкция обеих вариантов получилась вполне традиционной. При этом дизель и бензин довольно сильно унифицировали, что обещало снизить стоимость подготовки производства и упростить в дальнейшем обеспечение запасными частями.

Как специалистов, так и простых потребителей радовало, что 1 800-кубовые агрегаты получились мощными – 95 л. с. у «бензинки» и 65 л. с. – у дизельной версии, что было вполне нормальным с учетом её атмосферности.

В сравнении с имевшимся на «сорок первом» мотором от Жигулей новые двигатели были заметно легче, компактнее и экономичнее.

В момент представления двигателей широкой общественности на территории АЗЛК уже забили сваи и начали монтировать колонны моторного корпуса, где и предстояло выпускать спроектированные агрегаты. В дальнейшем моторная линейка была дополнена шестнадцатиклапанным вариантом бензинового двигателя 21416 и турбодизелем 21413. Таким образом, в перспективе «сорок первый» наконец-то должен был избавиться от «сердечной недостаточности», получив собственные моторы достаточной мощности.

Читайте также:  Электро моторы ниссан марин

На экспериментальном спортивном Алеко-141КР двигатель «переехал» в заднюю часть кузова

Увы, планам не суждено было стать реальностью: в 1991 году СССР распался, и финансирование проекта было приостановлено. Стало не до моторного производства и самому заводу, ведь в конце восьмидесятых годов банк ВТБ взял под закупку импортного оборудования кредит в размере 800 миллионов долларов, который «висел» на предприятии. В итоге моторостроительный «завод в заводе» так и не был достроен, а переднеприводный Москвич до конца своих дней пользовался чужими силовыми агрегатами.

Кроме уже известных моторов ВАЗ-2106-70 и УЗАМ-331.10, под капотом Алеко даже прописались «иностранцы» – в начале девяностых на экспортные модификации устанавливали «всефордовский» двигатель FORD RTF (XLD418) объемом 1,8 литра, а в середине девяностых «сорок первый» наконец-то обрел достойный мотор – двухлитровый бензиновый двигатель Renault F3R272 мексиканского производства, обеспечивавший московской машине разгонную динамику, сравнимую со шестнадцатиклапанными ВАЗами. С 1994 года объем уфимских моторов все-таки увеличился до запланированных еще в семидесятые годы 1,7-1,8 литра, но… к концу ХХ века мощнейший советский автозавод оказался на грани банкротства. Именно поэтому участь АЗЛК-2141 была предрешена независимо от того, какой именно из чужих двигателей стоял под его длинным капотом.

ЧУДО- ELKO

В 1988 году в Германии на АЗЛК-2141 попробовали примерить дизель ELKO немецкой компании Elsbett. Благодаря оригинальным конструкторским решениям работавший на биотопливе (!) трехцилиндровый дизель с наддувом получался очень экономичным и экологически чистым, при этом его энерговооруженность удивляла даже специалистов. Однако мотор оказался чересчур вибронагруженным.

«Сорок первый» с дизелем ELKO демонстрировал уникальную экономичность: расход топлива в среднем составлял около четырех с половиной литров на сотню, а во время выступления «вне зачета» на советском эко-ралли экипажу удалось показать фантастический результат – 2,69 л/100 км! Заводчане сразу взяли чудо-мотор в оборот, планируя выпускать по 120 000 машин с таким силовым агрегатом, однако технологические и, главное, финансовые ограничения поставили крест на практической реализации проекта ЭЛКО. Чуда не случилось.

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Интересная статья, особенно про дизель ELKO — не слышал про него. ВАЗовский мотор не только слабый, но и «идеологически» неправильный — это если бы Mercedes ставили движки от BMW. Все-таки УЗАМ можно считать единственным «родным» мотором для «сорок первого». В сравнительных испытаниях известного журнала уфимский показал результаты не хуже, и даже кое в чем превзошел F3R)

В чём УЗАМ лучше? Своей «дешевизной»? )) Ни по моменту, ни по мощности, ни по экономичности он не лучше, тогда в ЧЁМ он ПРЕВЗОШЁЛ? ))

Был в прошлом владельцем АЗЛК 2141 с двигателем 2106-07. После ИЖ-412ИЭ с мотором 1,5 это была совсем другая машина. Он был и динамичнее, и более управляемый, гораздо более удобный салон и посадка за рулем. Мне достался 41-ый с салоном от «Святогора», с «красивой» панелью приборов с подсветкой изнутри. Вообще, «41-ый», на мой взгляд, из наших машин на тот момент был лучший по эргономике, в нем гораздо удобнее было сидеть за рулем, не уставала спина в дальней дороге, не затекали ноги. И передачи переключались четко, не сравнить с любым переднеприводным ВАЗом. Кстати, еще по одной дисциплине 2141 был впереди всех — пассивной безопасности. Он был безопаснее всех ВАЗов и Волги благодаря своей длинной передней части и мотору, который находился в свесе передних колес. Правда, что касается активной безопасности — тут не очень: что тормоза оставляли желать лучшего, что руль — никакой информативности и пять оборотов руля из стороны в сторону при полном вывороте колес, правда, очень маленький радиус разворотота. Но, самое слабое в этой машине была коррозионная стойкость кузова — снаружи машина была конфетой, а вот сварные швы ржавели и расцветали уже после второй зимы. Ну, еще это был конструктор, который надо было «перетрясти и подкрутить», и лучше это было сделать снова. Например, в рулевой рейке не было смазки с завода, пришлось ее туда закладывать. Вообще, как мне сказали еще в магазине — «а что ж вы хотели, АЗЛК — это Автомобиль, Заранее Лишенный Качества»))).

Источник

Поделиться с друзьями