Бриллиантовые подвески анны австрийской

Французы показали, как на самом деле выглядели подвески королевы

Продолжаю рассказывать про подвески Анны Австрийской, воспетые (а на самом деле, придуманные) Александром Дюма. Тут было о том пост , как подвески изображали советские и американские реквизиторы.

А во французском кино была своя концепция подвесок королевы. И это были отнюдь не бриллиантовые «пуговицы».

Им проще, они книгу не в переводе читали и видели авторский термин. А в оригинале у Дюма стоит « ferrets de diamants » — бриллиантовые наконечники шнурков. Есть даже русский специальный термин для таких наконечников, обычно металлических – «эглет».

И посмотрите, что мы видим во французской экранизации 1961 года? Их!

А давайте еще глубже забуримся в первоисточники. Кто пустил сплетни? Дюма ведь брал сюжеты из мемуаров. Франсуа де Ларошфуко пишет так :

«. Графиня Карлейль, которой было так важно следить за ним, вскоре заметила, что с некоторых пор он стал носить ранее неизвестные ей алмазные подвески. Она нисколько не сомневалась, что их подарила ему королева, но чтобы окончательно убедиться в этом, как-то на балу улучила время поговорить с герцогом Бекингемом . ».

В оригинальном французском тексте то же выражение : ferrets de diamants , наконечники для шнуров. Действительно, французы, значит, в своей экранизации не ошиблись.

Эглеты делали из драгметаллов и украшали камнями. Вот (на черных лентах), к примеру, экспонат из парижского Музея Армии: они показывают его в разделе мушкетеров, и считают, что было нечто подобное. Украшение «в стиле ренессанс» было сделано на самом деле Рене Лаликом в 1895-7 гг. для маркизы Арконати-Висконти.

Источник

Как в реальности выглядели знаменитые подвески Анны Австрийской

В сознании советского человека прочно отложилось: подвески королевы — это красивый шелковый бант, усыпанный каменьями. Именно такой вариацией драгоценных алмазных подвесок сверкало плечо Алисы Фрейндлих в советской экранизации «Трёх мушкетеров».

Этот бант — фантазия наших сценаристов, не более того. Почему так вышло? Возможно, это было незнание истории ювелирной моды Европы, возможно над этим не очень заморачивались, ведь главное — не сам вид подвесок, а страсти и события, вокруг них разгоравшиеся. А возможно, просто нужно было сделать вещь, которая будет привлекать внимание и запомнится, все-таки подвески должны внушать уважение и восхищение, а значит быть заметными и крупными.

Посмотрите, как выглядели подвески Анны Австрийской на самом деле. Справа — наши советские представления о подарке Людовика своей супруге. Справа — экспонат «Подвески королевы Анны Австрийской» в парижском музее.

Таких подвесков Людовик подарил жене 12 штук. Как видите, ничего общего с крупными каменьями на банте они не имеют, а выглядят намного более элегантно и в то же время более скромно.

Подвески — это изначально лишь наконечники шнурков! А так как в те времена шнуровок на одежде было много — шнуровали платья, куртки, плащи, дублеты и прочие предметы гардероба — то шнурки украшали самыми разными наконечниками, в том числе и драгоценными (из золота, серебра, камней).

Со временем эти наконечники стали самостоятельными украшением. Их стали называть подвесками и могли размещать на одежде как по паре штук, так и в внушительном количестве. На потрете на платье несколько пар подвесков.

Что интересно, во французской экранизации, которая вышла в свет на два десятка лет раньше нашей, подвески были похожи на реальные — удлиненной узкой формы, с претензией на алмазные)

Читайте также:  Рычаги передней подвески р10

Эти наконечники-подвески ко временам Анны Австрийской действительно уже были прикреплены к банту, их действительно носили на плече, но не всегда, это был один из вариантов носки украшения, все-таки попарно их всё еще цепляли на любое место одежды, будь то рукава, юбка или накидка.

В экранизации «Трех мушкетеров» от 2013 года роль Анны Австрийской сыграла Мария Миронова. Ее подвески — нечто среднее между бантом Алисы Фрейндлих и реальным внешним видом украшения: бант из шелковых голубых лент оставили, но подвески на нем висят удлиненные и более тонкие.

Решение кинематографистов правильное — нашему человеку привычно видеть именно голубые ленты, но в то же время они приблизились к исторической достоверности.

Впрочем, какая разница, как выглядели те самые подвески. Ведь мы любим эту историю о храбрости, мужестве, любви и интригах)) И чтобы наслаждаться фильмом или книгой о дАртаньяне, трёх мушкетерах, Анне Австрийской и прочих — вовсе необязательно знать, какой длины и формы были настоящие подвески)

Если материал вам понравился, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Впереди много интересного 😉

Источник

Как выглядели подвески королевы Анны Австрийской

Ювелирный вопрос, который в детстве мучил всех, кто читал роман Александра Дюма. Насколько точна советская экранизация в своем подходе? А что думают французские кинематографисты? А как считают музейщики Франции?

Дюма пишет об этом украшении, например, в сцене, когда д’Артаньян находится во дворце Бэкингема: «На алтаре под самым портретом стоял ларец, в котором хранились алмазные подвески. Герцог приблизился к алтарю и опустился на колени, словно священник перед распятием. Затем он раскрыл ларец. — Возьмите, — произнес он, вынимая из ларца большой голубой бант, сверкающий алмазами». А потом, в сцене бала, мы видим их на плече у королевы: «На левом плече сверкали подвески, схваченные бантом того же цвета, что перья и юбка» . Собственно, это вся информация, которую имеет читатель — это некий бант с алмазами.

Только этими данными и руководствовались создатели советской экранизации — справочников по истории иностраной ювелирной моды под рукой у них явно не имелось.

Однако какое слово употреблено во французском оригинале текста? » Ferrets de diamants «, то есть «наконечник шнурка». Дюма взял его из мемуаров XVII века, например, у Ларошфуко, который описал ту же историю с подвесками (с другими второстепенными героями, без вымышленных миледи и мушкетеров). Ларошфуко употребляет то же самое слово.

Наконечники для шнурков некогда были очень популярными украшениями, их делали из самых разных драгоценных камней и металлов. (Нам их проще представить по более позднему варианту — украшений шнурков аксельбантов). Вот портрет королевы Анны Австрийской, где она носит два таких подвеска на поясе.

Источник

Как выглядела Анна Австрийская на самом деле и была ли в действительности история с подвесками

Любой, кто смотрел или читал «Трех мушкетеров», я думаю, помнит историю о бриллиантовых подвесках, которые четверка храбрых друзей обещала вернуть ветреной королеве Анне Австрийской. Драгоценные подвески в качестве залога ответной любви увез в холодную и дождливую Англию пылкий поклонник королевы — Герцог Бэкингем. Однако о мушкетерах, я расскажу как-нибудь попозже , потому что сегодня речь об Анне. Гуляя по Лувру и Версалю я часто вспоминала историю Александра Дюма и саму королеву. Возможно именно поэтому я вообще так люблю Париж — очень многое в нем дышит историей.

Не знаю, помните ли вы, но красоту французской королевы, жены Людовика XIII воспевал не только Бэкингем (то, как он добивался благосклонности своей дамы в течение многих лет, достойно действительного восхищения). Анна Австрийская действительно считалась первой красавицей Европы своего времени. Сам Дюма в романе воспевал красоту ее алебастровых рук и неотразимость черт. Поэтому я была крайне удивлена, увидев ее портреты в Версале. Вот она — разница в стандартах красоты в разное время!

Читайте также:  Детали подвески автомобиля фольксваген

Будущая мать Людовика XIV, объявившего себя Королем-Солнце, родилась в королевском доме Габсбургов 22 сентября 1601 года. Отцом ее был Филипп III, король Испании и Португалии. Когда страна оказалась на пороге войны с Францией, трехлетнюю (!!) малышку инфанту Анну-Марию принесли в жертву политическим интересам семьи, и в возрасте 14 лет маленькая перепуганная девочка отправилась в Париж, чтобы обвенчаться там с Людовиком XIII, и где она впоследствии получила имя Анны Австрийской, под которым ее и знают в истории.

Почему Австрийская? Королевский дом Габсбургов родом из Австрии и мать Анна Маргарита была австрийской принцессой. Детство Анны нельзя назвать радостным, потому что испанский двор в то время отличался пуританским и суровым нравом. Дуэньи инфанты не только запрещали играть ей с другими детьми, но даже просто смеяться. Я думаю, если представить, в каких условиях росла девочка, ее остается только пожалеть.

Нравы французского двора были прямо противоположны. Генрих IV (Наваррский) известен своими любовными похождениями, его жене Марии Медичи также было не до сына, в итоге Людовик рос замкнутым и закомплексованным. Но, когда он увидел свою будущую жену, она показалась ему прекраснейшей из девушек. Правда, учитывая, что дофину на момент венчания тоже было всего 14 лет, и уже упоминавшиеся комплексы, Людовик просто испугался зайти после венчания в спальню к своей юной жене. В итоге, мать просто силой впихнула его туда, а там его уже ждали две служанки, которыми провели с новобрачными всю ночь.

Не знаю, как вам, а на мой взгляд, неудивительно, что Людовик на долгие годы потом забыл дорогу в эту самую спальню. (По-моему, это вообще самая нормальная реакция.) Вот только Анну чисто по-человечески и по-женски очень жаль. Супруг молился, охотился, выращивал фрукты и варил из них варенье, но не замечал свою жену. А она скучала в Лувре, но, тем не менее, не желала изменять своему супругу. И не изменила своему мужу и долгу даже, когда на нее обратил свой благосклонный взор сам могущественный кардинал Ришелье.

А вот перед обожанием Бэкингема молодая королева, похоже, не смогла устоять, потому что история с подвесками действительно была, и Дюма описал ее достаточно точно. Биографы не могут сказать уверенно, был ли между ними роман, но подвески Анна Джорджу Вильерсу действительно подарила. Правда, доставлял их обратно в Париж никак не д’Артаньян — бравому гасконцу на тот момент было всего 5 лет.

Когда Бэкингем через 3 года после их знакомства был заколот офицером по имени Фельтон, в Лувре Людовик по совету кардинала Ришелье дал бал. (Мне одной он напоминает пресловутую собаку на сене?) Анна не смогла отказаться от участия в этом балу, но, пройдя с королем в менуэте, больше не танцевала никогда в жизни. Зато смыслом ее жизни стали политические интриги против кардинала. И ей почти удалось удалить кардинала от двора, объединившись ради этой цели с королевой-матерью, но в последний момент Людовик не смог отказаться от Ришелье. Такое ощущение, что кардинал был королю намного дороже, потому что в спальне своей жены Людовик появился только через 22 года и результатом этого визита стало, наконец, рождение будущего Короля-Солнце.

Хотя . к тому времени пуританское воспитание испанского двора давно забылось, и Анна не чуралась молодых и красивых дворян, окружавших ее. А вскоре рядом с ней появился молодой священник Джулио Мазарини, которого представил ей, надо отметить, сам Ришелье.😀 Но итальянец надолго уехал в Рим, так что имя настоящего отца (при условии, что он все же был не королем) Людовика XIV так и не разгадано до сих пор. А королева, так стойко отказывавшая лучшим мужчинам своего времени, после смерти мужа не только сама сдалась на милость Мазарини, но и положила к его ногам всю Францию, за что страна, прежде жалевшая Анну из-за Ришелье, ее возненавидела.

Читайте также:  Замена подушек подвески глушителя

Подписывайтесь на мой канал и гуляйте по свету вместе со мной, я обязательно расскажу еще много интересного.😉

Источник

Подвески Анны Австрийской: зачем целых двенадцать?

. Для красоты. То есть даже для красного словца. Так как целая дюжина бриллиантовых наконечников для одного банта — это странно.

Как правило хватало двух.

F errets de diamants, как именуются эти украшения в оригинале романа, это наконечники шнурков из бриллиантов. Шнурки, которыми мы зашнуровываем ботинки, тоже имеют наконечники (у кого-то, наверное, они тоже бриллиантовые, но мы не о том)))) — а суть остается прежней. Шнурки скрепляют две части предмета одежды, а наконечники помогают продевать шнурок в отверстие. Так причем здесь Анна Австрийская?

Анна Австрийская имеет к наконечникам непосредственное отношение, хотя в силу исторических причин сами шнурки в эпоху расцвета ее красоты уже потеряли актуальность.

Вот портрет Анны в возрасте 9 лет (изображена с братом, будущим королем Испании) в платье с «подвесками», то есть с ювелирными наконечниками шнурков.

Наконечники (шнурков) к началу XVII века уже перестали выполнять свою непосредственную функцию. И стали просто ювелирным украшением. Ряд бантов, спускающийся вниз по вертюгарду инфанты (всего 6), украшен именно такими наконечниками.

Наконечники часто украшали платье XVI века. Причем часто в местах сочленения одной детали с другой. Тут есть своя логика.

Переехав из Испании во Францию наша Анна начинает следовать местным модам, менее строгим по сравнению с испанскими. На следующем портрете два наконечника украшают ее пояс.

На испанских портретах наконечники — уже в виде ювелирных украшений — встречаются часто.

Откуда вообще взялись наконечники и зачем были нужны шнурки? В XIV — XV веках рукава, разные части рукавов привязывали шнурками к лифу. Причем не только в женском костюме: шнурки даже дольше прожили в костюме мужском, соединяя рукава с дублетом. Ниже видны шнурки на рукавах трех женщин и нескольких мужчин.

Есть версия, что из шнуров, связывавших рукава с дублетом, позже появились аксельбанты.

Золотые наконечники тут украшают как (возможно) еще утилитарные шнуры на рукавах, так и чисто декоративные банты на лифе дублета.

А еще эти ювелирные наконечники могли украшать, к примеру берет. Слева и справа от броши шляпа Генриха VIII украшена шнурами с драгоценными наконечниками.

Осталось выяснить, почему Александр Дюма решил поместить все двенадцать наконечников на одном большом банте. Или всё-таки бант был не один?

Цитаты из русского перевода романа:

«В самом деле, охотничий костюм был ей изумительно к лицу: на ней была фетровая шляпа с голубыми перьями, бархатный лиф жемчужно-серого цвета с алмазными застежками и юбка из голубого атласа, вся расшитая серебром. На левом плече сверкали подвески, схваченные бантом того же цвета, что перья и юбка».

И еще одно указание на лентЫ во множественном числе:

» — Все погибло! — воскликнул герцог, побледнев как смерть. — Не хватает двух подвесков. Их осталось всего десять.

— Милорд их потерял или предполагает, что они украдены?

— Их украли у меня, и эта кража — проделка кардинала! Поглядите — ленты, на которых они держались, обрезаны ножницами».

Источник

Поделиться с друзьями