Как выглядят подвески мушкетеры

Подвески королевы. Как все было на самом деле

В основе этой истории из «Трех мушкетеров» были реальные события

Трудно найти человека, который не читал роман про отважных французских мушкетерах, хитроумного кардинала, роковую миледи, влюбчивую королеву и дерзкого Бэкингема. Или хотя бы не видел фильма по мотивам «Трех мушкетеров».

Один из самых ярких эпизодов этого знаменитого произведения — история с алмазными подвесками. Помните — безрассудная французская королева дарит их английскому герцогу. Кардинал узнает об этом, посылает миледи в Лондон, где она тайком срезает с них два бриллианта. А потом предлагает Людовику XIII пригласить королеву на бал с непременным условием — надеть подвески! И четверка наших героев скачет к герцогу, чтобы вернуть подвески в Париж и спасти честь Анны Австрийской.

Очень лихой сюжет, можно даже сказать — весьма кинематографичный. И нам обычно кажется, что он целиком рожден фантазией Дюма. Однако это не так. История с подвесками была в реальности. Сейчас расскажем, как все происходило.

Итак, Анна Австрийская была, Людовик был, герцог Бэкингем тоже был. И даже сами подвески — были! А еще у королевы была близкая подруга — герцогиня де Шеврез, которая собственно и стала движущей силой всей этой закрученной истории. Именно она создала все условия для того, чтобы между королевой и впервые прибывшим в Париж английским герцогом завязался бурный флирт.

Зачем это было нужно госпоже де Шеврез? Она враждовала с кардиналом, была замешана в нескольких заговорах против короля. Поставить в такое же положение королеву означало заручиться очень сильным союзником.

План ее сработал. Королева в своих чувствах дошла до того, что подарила герцогу те самые несчастные подвески — он их увез собой в Лондон.

А дальше на сцену выходит прототип миледи — авантюристка Люси Хэй, графиня Карлайл, англичанка, работавшая на кардинала Ришелье. О ней, о ее биографии мы позже напишем отдельную заметку — там есть что рассказать!

Графиня на балу в Лондоне, танцуя с Бэкингемом, незаметно срезала у него два бриллианта с подвесок и послала записку Ришелье: задание выполнено. Сразу после этого, кардинал убедил Людовика устроить бал и обязать королеву надеть те самые подвески.

Собственно после этого события разворачивались примерно так же, как и в романе. Герцог получил известия о предстоящей катастрофе, приказал закрыть все порты Англии, в срочном порядке восстановил подвески в оригинальном виде и успел их передать Анне Австрийской до бала.

Все это нам излагает в своих мемуарах Ларошфуко. Именно на его рассказ позже и опирался Дюма. Разница только в том, что имена и фигуры гонцов, которые сначала известили Бэкингема о беде, а потом доставили украшение в Париж, до наших дней не дошли, да и никому в реальности не были интересны. До тех пор, пока Дюма не написал свой роман.

Ваши лайки и подписка на канал помогут выходу новых статей!

Источник

» Три мушкетёра»: подвески королевы

Дорогие друзья!
В этой части блога я бы хотела рассказать о том, как в действительности выглядели герои знаменитого романа Александра Дюма. Я постаралась собрать все сведения об одежде той эпохи, чтобы вы смогли живо представить своих любимых героев в их настоящих нарядах. Я буду признательна вам за ваши вопросы и комментарии, я с радостью на них отвечу.

Мушкетёры! Короткие плащи, большие кружевные воротники, волосы до плеч, подкрученные усы, перевязи со шпагами, высокие сапоги и перья, покачивающиеся на шляпах… Атос, Портос, Арамис и Д’Артаньян? Не только. Это образ идеального мужчины эпохи – эпохи, когда Тридцатилетняя война оказала огромное влияние на мужской костюм и через него на женский. «А я люблю военных!» – могли бы восклицать прекрасные дамы той поры. И даже те, кто сам не отправлялся на поле боя, всё равно хотел походить на этих щёголей. Например, на мушкетёров.

Читайте также:  Замена подвески деу нексия

Длительная война смягчила мужской костюм, лишила его жёстких прокладок и валиков, сделала более свободным и удобным. Облегающие, но не тесные, короткие штаны до колен, куртка-дублет с немного завышенной талией и разрезами, которые демонстрировали белоснежную сорочку, а поверх – безрукавка-колет, чаще всего из светлой кожи.

Сорочки! Те самые, которые отвечают современному идеализированному представлению о «старинных» мужских рубашках – с расширенными, собранными в складки у запястья рукавами, с манжетами и воротником, обшитыми кружевами. Вот он, верх щегольства. Что прячет слуга Арамиса, Базен, боясь, как бы вид этих предметов не возвратил его господина к мыслям о мирской жизни? Нет, не только шпагу и пистолеты, а и «шляпу с плюмажем, шитьё и кружева всех сортов и всех видов».

Широкие отложные воротники, которые делались или из тонкого полотна и обшивались кружевом, или были из кружева целиком, стали одной из самых главных примет эпохи. Придворный художник, Антонис ван Дейк, запечатлеет и английского короля, и королеву, и маленьких принцев и принцесс (им тоже, заметим, предстоит появиться в романе Дюма – продолжении «Трёх мушкетёров», «Двадцать лет спустя»), и аристократов всех возрастов в костюмах с этими великолепными воротниками; столетия спустя их будут называть «вандейковскими».

Заметим, кардинал Ришелье, которого так не любили мушкетёры, пытался ограничивать ввоз во Францию иностранных товаров, в том числе и кружев – войны разоряли страну, и нужно было поощрять собственных производителей. Надо полагать, поклонники брюссельских кружев и тонкого голландского полотна Ришелье тоже не любили…

Итак, сорочка, дублет, колет, и, конечно, перевязь через правое плечо – ведь дворянин не мог выйти из дому без оружия. Их старались сделать понаряднее – из дорогой ткани, вышитой или выложенной шнуром, или из тиснёной или вышитой драгоценными нитками кожи. Именно такой была перевязь Портоса, послужившая причиной ссоры между ним и Д’Артаньяном.

Однако костюм модника была бы неполным без широкой шляпы, поля которой можно было лихо заломить и украсить перьями (не обязательно белыми, они могли быть разных цветов). Шляпа была не просто головным убором – мало было ловко надеть её. Шляпой нужно было владеть! И надевать, и снимать, и держать в руках, и изящно взмахивать, поклонившись, а то и в знак почтения, опускать её в поклоне так низко, что владелец буквально подметал пол своим роскошным плюмажем. Не шляпа красит человека, а человек шляпу – по всему этому судили о светскости кавалера. Простому мушкетёру можно было не думать о таких тонкостях, и просто приподнимать её вовремя, однако… «для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер – слишком мало».

И, наконец, сапоги, высокие ботфорты с раструбами, самая модная обувь той поры. Сапоги носит Д’Артаньян, а галантерейщик Бонасье, простой (правда, весьма противный) горожанин – чулки и башмаки. Разумеется, под сапоги чулки тоже надевались. Самыми дорогими были шёлковые чулки, и чтобы не повредить их, надевая сапоги, поверх чулок натягивали полотняные гамаши. Для пущего щегольства их края стали обшивать кружевами, которые можно было красиво выпустить поверх отворотов сапог. Да, в ту эпоху кавалеры любили кружева не меньше дам! Впрочем, отвороты сапог можно было украсить и по-другому – например, подбить кожей контрастного цвета или даже шёлком.

Дополнялись они пряжками на подъёме и шпорами. Если кавалер мог себе это позволить, то шпоры бывали даже позолоченными. На страницах романа шпоры то и дело вонзаются в бока лошадей или звенят в залах дворцов и комнатушках трактиров. Неудивительно – их носили, можно сказать, почти всегда и всюду.

Читайте также:  Рычаг подвески или сайлент

Итак, вот облик героев той поры. Я очень рада, что вы дочитали до конца мой рассказ. Вызвал ли у вас интерес какой-либо факт или нюанс?

А теперь мы можем перейти к облику тех, кого спасают мушкетеры. Важна не только внешность, но и наряд! «Тонкий, сверкающий белизной чулок, кружевной воротничок, изящная туфелька, красивая ленточка в волосах не превратят уродливую женщину в хорошенькую, но хорошенькую сделают красивой, не говоря уж о руках, которые от всего этого выигрывают».

Источник

«Три мушкетёра»: подвески королевы
(часть 2)

Ну что ж, реальная Анна Австрийская вполне могла надеть нечто подобное. В первой трети XVII века знатные дамы избавились от необъятных каркасов под платьями, и обходились нижними юбками – их было достаточно, чтобы поддерживать шёлковые и атласные наряды. Можно было надеть юбку и распашное платье, закрыв разрез на корсаже специальной треугольной, сужающейся книзу, декоративной вставкой, а можно – закрытый лиф, напоминавший мужской дублет, только, разумеется, в более изящном и женственном варианте.

Рукава и в самом деле стали короче, чем раньше, однако всё-таки не выше локтя – слегка ниже. Зато они и действительно были широкими, а порой их прихватывали в нескольких местах лентами, так что образовывались буфы. Если учесть, что линия талии в женском костюме тоже поднялась, то с пышными рукавами, пышной юбкой и не слишком затянутой талией общий силуэт получался немного громоздким. Зато такой наряд был «удобным» – именно так его и прозвали.

И при этом он мог быть очень красивым и эффектным – в ту эпоху полюбили более лёгкие, чем раньше, ткани. Отказывались от тяжёлой парчи, предпочитая материи тонкие и гладкие – тафту, шелка, атлас или тонкую шерсть. Золотом и серебром вышивали разве что самые парадные наряды, как упомянутое зелёное атласное платье королевы Анны. Более того, появился интерес к светлым тонам. Если во времена Ренессанса предпочитали цвета насыщенные, то теперь – нежные, например, голубой, серый, золотистый, светло-зелёный.

Они прекрасно смотрелись в сочетании с кружевными воротниками и манжетами, которые дамы позаимствовали у кавалеров. Правда, на отложные воротники, похожие на пелеринки, дамы решились не сразу – они так полюбили высокие стоячие в конце XVI века, напоминавшие раскрытый веер, что в начале XVII воротники опускались вниз довольно медленно, пройдя промежуточный этап между отложным и стоячим.

Заметим, помимо прочего белоснежный или цвета слоновой кости воротник отлично подсвечивал лицо, делая обладательницу свежее, и, можно сказать, красивее – светилась кожа, сияли глаза. А самым популярным украшением стали простые жемчужные нити вокруг шеи и запястий и жемчужные серьги. Сами же костюмы стали отделывать украшениями из ткани. Наступала эпоха оборок, кружев, бантов, розеток из лент, галунов, декоративных шнуров и прочих радостей – заметим, не только женских, но и мужских!

Все приметы эпохи на лицо! В подобном костюме изображена на портрете кисти ван Дейка золовка королевы, французская принцесса, ставшая королевой английской – Генриэтта Мария. И, надо признать, он ей тоже чрезвычайно идёт.

Однако вернёмся во Францию. Мы позабыли одну деталь. Пожалуй, самую главную – ту самую, которую и пытаются вернуть королеве отважные мушкетёры. Ту самую, которую она подарила влюблённому герцогу. Ту самую, которую король, по наущение кардинала, требует надеть на балет в ратуше.

Впрочем, такими вопросами можно и не задаваться. Однако если заглянуть в текст оригинала, там будет сказано «ferrets de diamants». Не «подвески», а «наконечники шнурка». Ещё в XVI веке кончики завязок на рукавах, корсажах и юбках стали делать из золота или серебра, украшать драгоценными камнями и эмалью. Так небольшая деталь, имевшая поначалу практическую функцию, превратилась в украшение. На портрете кисти Рубенса Анна Австрийская в роскошном наряде – тёмном платье поверх светлого нижнего, с золотыми узорами, а жемчужный пояс заканчивается у мыса корсажа шёлковым чёрным бантом с драгоценными кончиками. Правда, их всего два. Но ведь можно и больше!

Читайте также:  Газ 31105 передняя подвеска снятие пружин

Так что украшение в романе – это голубые, гармонирующие со специально подобранным к ним нарядом, шёлковые шнурки или ленты с наконечниками, усыпанными алмазами: «На левом плече сверкали подвески, схваченные бантом того же цвета, что перья и юбка».

И пусть вам не покажется странным то, что король с королевой, герцог Орлеанский и их приближённые танцуют в Мерлезонском балете, а не любуются им – традиция подобных праздников, представлявших собой нечто среднее между балом, маскарадом и спектаклем, зародилась ещё в предыдущем веке. Так что «король танцевал напротив королевы и всякий раз, проходя мимо неё, пожирал взглядом эти подвески, которые никак не мог сосчитать»…

У четырёх мушкетёров был девиз «один за всех и все за одного», а вот один подвесок заменить всех остальных ну никак не мог!

А что еще вам хотелось бы узнать о нарядах той эпохи?

Источник

Подвески королевы Анны: история, в которой Дюма почти ничего не придумал

Один из самых знаменитых эпизодов «Трех мушкетеров» путешествие д’Артаньяна и его друзей-мушкетеров в Англию за алмазными подвесками королевы Анны Австрийской, которые она неосмотрительно подарила «на память» герцогу Бекингему. Что интересно, история эта не была выдумкой Александра Дюма. Подвески королевы Анны действительно были. И она действительно подарила их Бекингему.

Как раз в начале октября 1625 года должен был состояться бал, на котором королева Анна и должна была продемонстрировать подвески, подаренные ей супругом, королем Людовиком XIII. Это если опираться на «Трех мушкетеров». Что было дальше, все хорошо знают. Правда, реальному д’Артаньяну на тот момент было пять лет. А потому спасти честь королевы он не мог, даже если бы очень сильно этого пожелал.

То, что история с подвесками реальна, подтверждается в мемуарах философа Франсуа де Ларошфуко, который к тому же находился в приятельских отношениях с Анной. В интриге действительно был замешан кардинал Ришелье он вроде как хотел отомстить Анне за то, что она отвергла его ухаживания. Но не отвергла Бекингема, отчего кардиналу было еще горше.

С помощью бывшей любовницы герцога графини Каррик (да-да, леди Винтер из романа) Ришелье раздобыл две подвески. И не замедлил предъявить их Людовику. Взбешенный супруг потребовал, чтобы королева через пару дней явилась с подвесками на бал, который мэрия Парижа собиралась устроить в честь королевской семьи. При этом, надо заметить, Людовика в отличие от Ришелье и Бекингема Анна как женщина практически не интересовала.

В общем, королева ухитрилась сообщить о своих неприятностях герцогу. Тот включил на полную катушку все свои возможности и в результате полный комплект подвесок был доставлен в королевский дворец точно в срок. Скандала в итоге не получилось. Но королева все равно пострадала она лишилась какой-либо поддержки мужа, пусть и до той поры минимальной. И фактически была изолирована во дворце.

Но с другой стороны, вся эта история скорее является отголоском той борьбы, которую кардинал истинный правитель Франции в ту пору по большому счету вел с аристократией, нежелавшей ни на йоту поступиться своими привилегиями ради блага государства. Такие полуанекдотичные истории плодились противниками Ришелье во множестве. Но кардинал умел держать удар и умел больно бить в ответ.

Ну а все тайны в истории с подвесками королевы Анны пожалуй уже и не узнать. Хотя достоверно можно сказать одно д’Артаньян в ней точно не участвовал.

Что еще может предложить «Русский день»:

Источник

Поделиться с друзьями