Мотор моцион эмоция мотив

Что общего у «мотора» и «эмоции»: удивительная история слов

Время на чтение: 2 минуты

Простое и привычное слово «мотор» говорят во всех странах Старого Света, не задумываясь, откуда оно взялось

В том, что касается автомобильной терминологии, у стран Европы очень много общего. Почти везде поймут «автомобиль» или «бензин», найти заправку тоже получится почти на любом языке. Но самым универсальным оказалось слово «мотор». Оно употребляется абсолютно везде. И даже там, где у него есть синонимы — как в России, например, — «мотор» все равно активно используется.

Слово пришло в современные европейские языки из латыни и заимствовалось разными странами уже друг у друга. Латинский глагол moveo означает «двигать». От его производных — причастий (motus), существительных (motio, motor, motorium), прилагательных (motito, amoveo, emoveo, promoveo) — произошло еще множество слов, так или иначе трансформировавшихся в других языках.

Например, один из самых простых, известных и первоклассникам, английских глаголов move пришел в Британию из Франции, а там, в свою очередь, образовался из латинского moveo. Или возьмем ближе: уже привычное в русском «моцион» — тоже по сути родственник «мотора». Слово пришло к нам из немецкого языка, а в него — из латыни, от существительного motio.

То же с «эмоцией» — она пришла к нам из французского: emotion — «эмоция», а там была образована из латинского emovere «выдвигать», «колебать».

«Эмоция» и «мотор» — близкие родственники и происходят от одного латинского корня!

Строго говоря, родственных «мотору» слов гораздо больше, и не только в Европе. Moveo ведь появилось в латыни не само по себе. Слово, оставившее столько потомков, образовано от праиндоевропейского корня meue, которому ученые приписывают то же значение — «двигать». Всю судьбу наследников корня meue исследователи пока не проследили, а ведь наверняка именно он лежит в основе десятков тысяч слов в самых разных языках.

Источник

Эмоции и мотивы

Эмоции сопровождают практически любые проявления активности субъекта и определяют ее характер. Положительные эмоции, вызываемые полезными воздействиями, побуждают субъекта к их достижению и сохранению. Отрицательные эмоции инициируют активность, направленную на избегание вредных воздействий. Эмоции — особый класс психических процессов и состояний, отражающих в форме непосредственного переживания значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности. Возникая в ответ на воздействие жизненно значимых событий, эмоции способствуют направлению на них поведения.

Эмоции не только указывают на важность и модальность явлений действительности. Они поддерживают установку на тот или иной функционально-энергетический уровень жизнедеятельности: активный или пассивный, спокойный или тревожный и т.п. Выполняя любимую работу, мы склонны трудиться с полной отдачей. При отрицательном эмоциональном отношении работоспособность человека ухудшается.

Качественная специфичность эмоций во многом зависит от той потребности, на базе которой они формируются. Эта закономерность убедительно продемонстрирована в потребностно-информационной теории эмоций П.В. Симонова. В соответствии с этой теорией эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта. Симонов предложил свою информационную теорию эмоций, в которой доказывал, что ситуация, о которой у субъекта достаточно информации, помогающей реализации потребности, вызывает положительные эмоции. Ситуация, о которой информации недостаточно, вызывает отрицательные эмоции, так как субъект не знает, не уверен в возможности удовлетворения потребности.

А.Н. Леонтьев считал, что сами эмоции не являются мотивами, и в качестве иллюстрации этого вывода использовал высказывание Дж.Ст. Милля о «хитрой стратегии счастья»: чтобы испытать эмоции удовольствия, счастья, нужно стремиться не к переживанию их, а к достижению таких целей, которые порождают эти переживания. Мотивационные теории эмоций признают побуждающую функцию субъективных переживаний. Согласно Р.У. Липеру, эмоции представляют собой одну из форм мотивации наряду с такими «физиологически обусловленными» мотивами, как голод или физическая боль.

Полагая эмоцию в качестве компонента мотивации, Б.И. Додонов подчеркивает двойственность ее психологической сущности: эмоции есть одновременно и оценка других ценностей, и ценности сами по себе. Как оценки эмоции направляют деятельность человека на те или иные объекты или отвращают от них. Как ценности они определяют склонность индивида к каким-то одним деятельностям и безразличие к другим. Эмоции играют роль своеобразного объекта потребностей: человек хочет испытывать какие-либо переживания, наслаждаться ими.

В работах В.К. Вилюнаса акцент ставится на неразрывной связи эмоций и мотивов как двух сторон мотивационной системы личности. Чувства личности также многочисленны, противоречивы и иерархически организованы, как и мотивы. Среди них также могут выделиться одно или несколько ведущих чувств, подчиняющих себе все остальные. Ведущие эмоции и чувства открывают субъекту значимость или смысл самого предмета потребности. Автор разделяет мнение Рубинштейна о том, что эмоции являются субъективной формой существования потребностей (мотивации).

Мотивация открывается субъекту в виде эмоциональных явлений, которые сигнализируют ему о потребностной значимости объектов и побуждают направить на них деятельность. В таком случае справедливо предположить, что эмоциональные переживания могут быть итоговой, результативной формой существования мотивации.

Те процессы, которые подготавливают и определяют появление эмоциональных оценок и побуждений, заслуживают отдельного внимания психологов — исследователей проблемы соотношения эмоций и мотивов.

Источник

Эмоции и мотивы

Вы здесь

Эмоции сопровождают практически любые проявления активности субъекта и определяют ее характер. Положительные эмоции, вызываемые полезными воздействиями, побуждают субъекта к их достижению и сохранению. Отрицательные эмоции инициируют активность, направленную на избегание вредных воздействий. Эмоции — особый класс психических процессов и состояний, отражающих в форме непосредственного переживания значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности. Возникая в ответ на воздействие жизненно значимых событий, эмоции способствуют направлению на них поведения.

Эмоции не только указывают на важность и модальность явлений действительности. Они поддерживают установку на тот или иной функционально-энергетический уровень жизнедеятельности: активный или пассивный, спокойный или тревожный и т.п. Выполняя любимую работу, мы склонны трудиться с полной отдачей. При отрицательном эмоциональном отношении работоспособность человека ухудшается.

Читайте также:  Масло трансмиссионное для лодочного мотора сиа про

Качественная специфичность эмоций во многом зависит от той потребности, на базе которой они формируются. Эта закономерность убедительно продемонстрирована в потребностно-информационной теории эмоций П.В. Симонова. В соответствии с этой теорией эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта. Симонов предложил свою информационную теорию эмоций, в которой доказывал, что ситуация, о которой у субъекта достаточно информации, помогающей реализации потребности, вызывает положительные эмоции. Ситуация, о которой информации недостаточно, вызывает отрицательные эмоции, так как субъект не знает, не уверен в возможности удовлетворения потребности.

А.Н. Леонтьев считал, что сами эмоции не являются мотивами, и в качестве иллюстрации этого вывода использовал высказывание Дж.Ст. Милля о «хитрой стратегии счастья»: чтобы испытать эмоции удовольствия, счастья, нужно стремиться не к переживанию их, а к достижению таких целей, которые порождают эти переживания. Мотивационные теории эмоций признают побуждающую функцию субъективных переживаний. Согласно Р.У. Липеру, эмоции представляют собой одну из форм мотивации наряду с такими «физиологически обусловленными» мотивами, как голод или физическая боль.

Полагая эмоцию в качестве компонента мотивации, Б.И. Додонов подчеркивает двойственность ее психологической сущности: эмоции есть одновременно и оценка других ценностей, и ценности сами по себе. Как оценки эмоции направляют деятельность человека на те или иные объекты или отвращают от них. Как ценности они определяют склонность индивида к каким-то одним деятельностям и безразличие к другим. Эмоции играют роль своеобразного объекта потребностей: человек хочет испытывать какие-либо переживания, наслаждаться ими.

В работах В.К. Вилюнаса акцент ставится на неразрывной связи эмоций и мотивов как двух сторон мотивационной системы личности. Чувства личности также многочисленны, противоречивы и иерархически организованы, как и мотивы. Среди них также могут выделиться одно или несколько ведущих чувств, подчиняющих себе все остальные. Ведущие эмоции и чувства открывают субъекту значимость или смысл самого предмета потребности. Автор разделяет мнение Рубинштейна о том, что эмоции являются субъективной формой существования потребностей (мотивации).

Мотивация открывается субъекту в виде эмоциональных явлений, которые сигнализируют ему о потребностной значимости объектов и побуждают направить на них деятельность. В таком случае справедливо предположить, что эмоциональные переживания могут быть итоговой, результативной формой существования мотивации.

Те процессы, которые подготавливают и определяют появление эмоциональных оценок и побуждений, заслуживают отдельного внимания психологов — исследователей проблемы соотношения эмоций и мотивов.

Источник

Что общего у «мотора» и «эмоции»: удивительная история слов

В том, что касается автомобильной терминологии, у стран Европы очень много общего. Почти везде поймут «автомобиль» или «бензин», найти заправку тоже получится почти на любом языке. Но самым универсальным оказалось слово «мотор». Оно употребляется абсолютно везде. И даже там, где у него есть синонимы — как в России, например, — «мотор» все равно активно используется.

Слово пришло в современные европейские языки из латыни и заимствовалось разными странами уже друг у друга. Латинский глагол moveo означает «двигать». От его производных — причастий (motus), существительных (motio, motor, motorium), прилагательных (motito, amoveo, emoveo, promoveo) — произошло еще множество слов, так или иначе трансформировавшихся в других языках.

Например, один из самых простых, известных и первоклассникам, английских глаголов move пришел в Британию из Франции, а там, в свою очередь, образовался из латинского moveo. Или возьмем ближе: уже привычное в русском «моцион» — тоже по сути родственник «мотора». Слово пришло к нам из немецкого языка, а в него — из латыни, от существительного motio.

То же с «эмоцией» — она пришла к нам из французского: emotion — «эмоция», а там была образована из латинского emovere «выдвигать», «колебать».

Строго говоря, родственных «мотору» слов гораздо больше, и не только в Европе. Moveo ведь появилось в латыни не само по себе. Слово, оставившее столько потомков, образовано от праиндоевропейского корня meue, которому ученые приписывают то же значение — «двигать». Всю судьбу наследников корня meue исследователи пока не проследили, а ведь наверняка именно он лежит в основе десятков тысяч слов в самых разных языках.

Источник

Эмоциональный компас. Актуальная система развития эмоционального интеллекта Текст

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

Редактор Алексей Степченков

Корректор Софья Палюхина

Дизайнер обложки Софья Палюхина

Иллюстратор Софья Палюхина

© Олег Владимирович Матвеев, 2020

© Софья Палюхина, дизайн обложки, 2020

© Софья Палюхина, иллюстрации, 2020

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Дорогой читатель! В ваших руках небольшая краткая книга-руководство, которая призвана помочь в освоении одного из наиболее эффективных инструментов в моей практике – эмоционального компаса. С помощью него вы не только поймете свои эмоции, но и сможете научиться ими управлять.

На страницах книги мы последовательно пройдёмся по всем особенностям возникновения и применения эмоционального компаса – от понимания основ психоэволюционной теории Роберта Плутчика, с которой когда-то я начал разработку своего эмоционального компаса, до достаточно подробного разбора адаптационных стратегий, психологических защит, практики с эмоциями и упражнений на саморегуляцию. В итоге вы, надеюсь, сможете уверенно использовать эмоциональный компас в психологической практике и повседневной жизни.

Об авторе этой книги

В этой главе я попробую кратко представиться вам – не с целью поразить вас своими регалиями, ибо есть люди намного регалистее и круче меня, а с целью просто донести до вас, кто я, чем я занимаюсь и чем я, может быть, могу для вас быть полезен.

По первому образованию я физик-теоретик, закончил физфак СПбГУ, ещё в школе увлекался иностранными языками и психологией. В итоге, по завершении физфака, пошёл не в науку, а в переводчики, причём в основном, вполне осознанно, работал на разного рода тренингах, семинарах и обучающих конференциях, которых тогда было очень много. После нескольких лет работы я сначала получил образование переводчика-синхрониста и, кстати, долгое время по этой специальности и работал, а потом, в связи с особенностями собственного участия во многих мероприятиях, сертифицировался на тренера сразу по нескольким терапевтическим направлениям.

Читайте также:  Ремонт блока цилиндров лодочного мотора

С психосоматикой я начал работать примерно в 2000 году, когда освоил методику «сокращения эпизодов травм», разработанную американским психиатром Фрэнком Гербоди в середине 80-х годов. До сих пор остаюсь с ними в хороших отношениях и числюсь единственным практикующим «метапсихологом», как они это называют, в странах СНГ.

В 2005 году я получил диплом практического психолога, с 2006 года участвовал в русском проекте запуска системы ПЭАТ Живорада Славинского из Сербии (тоже неплохо работающий с психосоматикой комплекс, о котором я даже выпустил книгу), а совсем недавно, в 2015 году – диплом клинического психолога от Московского психолого-социального университета, в рамках программы которого преподавал мой наставник по Исцелению воспоминанием и ученик доктора Рике Хамера и доктора Клода Саба – Жильбер Рено из Канады.

Таким образом, я ухитрился между делом получить аж ЧЕТЫРЕ высших образования – физика, лингвистика и две психологии.

Биопсихотерапией я заинтересовался углублённо в 2013 году, когда оказался на обучении у Жильбера Рено. С тех пор я прошёл у него не менее 500 часов обучения, включая множество разговоров в пути, за обедом, между занятиями и т. п. (т.к. я работал и работаю его личным переводчиком и ассистентом на семинарах).

Кроме этого, работал переводчиком и обучался на тренингах Энди Портера, Барри Файрберна, Живорада Славинского, Филипа Михайловича, Мэрилин Аткинсон, Джона Уитмора, Марши Рейнольдс, Хосе Стивенса, Аллена Оливера, Зорана Тодоровича, Джима Киркпатрика, Шломо Ариэля, Маши Беннет, Харальда Бауманна, Роберто Барнаи, Жильбера Рено, Ричарда Бартлетта и многих-многих других.

В работе я использую прикладную философию, подходы и техники Джеймса Лоули и Пенни Томпкинс (Чистый язык и Символическое моделирование), Гранта МакФетриджа (работа с триединым мозгом), Жильбера Рено (Исцеление воспоминанием), Барри Файрберна (Работа с ролями и актуальными проблемами жизни), Френка Гербоди (Метапсихология, СЭТ), Живорада Славинского (Глубокий ПЭАТ, ГП4, Аспектика, Трансценденция и пр), Саймона Роуза (РПТ-терапия), Флемминга Фанча (Преобразующий процессинг), Джона Галуши (Айденика), Юджина Джендлина (Фокусинг), Маршала Розенберга (Ненасильственное общение), Гэри Крейга (техника эмоционального освобождения), Рона Курца (хакоми-терапия), Роберта Антона Уилсона (квантовая психология), Арнольда Минделла (процессуально-ориентированная терапия), Владимира Баскакова (танатотерапия), Татьяны Дубининой (танцевально-двигательная терапия), Сатьярти (тантрические практики), Ричарда Бартлетта (векторная остеопатия), а также множество собственных разработок.

Постепенно у меня сформировался свой подход, своё видение процессинга, и я начал создавать и вести свои собственные авторские тренинги сначала под общим названием «Солопрактика», затем – «Ясная практика жизни», в которых я постарался собрать, аккумулировать всё самое лучшее и полезное. Разработал и реализовал программу Международной Академии Ясного Коучинга (МАЯК) – единственную в России и мире программу образования по психотехникам, по итогам обучения которой студенты получают дипломы установленного образца о профессиональной переподготовке по специальности «Клиническая психология. Системный консультант-психотехнолог».

Об эмоциях – сложно и просто

Прежде, чем приступать к изучению теории эмоций, важно понять, что вообще такое «эмоция». Моя первоочередная цель – дать вам простое, понятное и практичное определение.

Обратимся для начала непосредственно к происхождению этого термина. Английские слова «emotion» (эмоция) и «motion» (движение) – однокоренные. А слово «motion» произошло от латинского корня «motio» 1 (движение, душевное движение). Отсюда мы можем сделать вывод, что «э» -моция – это что-то «побуждающее к движению». Для наших задач такого определения вполне достаточно.

Внутреннее состояние, когда назрела какая-то реакция, которая может потом проявиться в виде какого-то действия или какого-то поведения, мы и будем далее называть «эмоцией». Имеется в виду, что реакция назрела, но ещё не произошла, а энергия для неё уже есть.

Естественно в этом случае у нас возникает два вопроса:

Когда эта энергия появляется, можем ли мы понять, что за реакция назревает на самом деле?

Каким образом эмоция движет нами?

Проще всего дать ответы на эти вопросы, если заметить, что эмоции всегда вызываются несовпадением между ожиданием и реальностью.

Когда то, что есть, совпадает с тем, что хотелось бы, наши потребности удовлетворены. Нам хорошо и нет никакого повода испытывать какие-то эмоции, кроме блаженства. А оно в проработке или исправлении не нуждается.

Поэтому нас больше интересуют ситуации, когда совпадения нет, и появляется та самая «энергия, побуждающая к действиям».

Заметьте, слово «энергия», которое я использую – это физический термин. В учебнике физики есть очень простое определение – это способность производить работу. Энергия, которая возникает у человека, предназначена для того, чтобы помочь ему реализовать свой замысел. Однако всегда ли сразу получается то, что хочется? Увы, нет. Вот тогда у человека и включается эмоциональная регуляция.

В науке известны две системы регуляции, электрическая и химическая, или, более научными терминами, нейральная и гуморальная.

Гуморальная регуляция (от латинского слова humor – жидкость) осуществляется через эндокринную систему путём выделения различных секретов желёз во внутреннюю среду организма, например в кровь и лимфу. Она медленная, надёжная и приводит к более-менее долгосрочной адаптации. Эволюционно она существует уже очень давно.

Нейральная регуляция осуществляется с помощью электрических импульсов, идущих по нервным клеткам. По сравнению с гуморальной она более быстрая и точная. Но эволюционно она появилась совсем недавно, и большинство из нас оперировать этой регуляцией не умеют. В результате в случае возникновения «разрыва реальности и ожидания» у людей часто происходит сбой в саморегуляции.

Дело в том, что в первый момент возникновения реакции на ситуацию, когда эмоция представляет из себя только электрический импульс, у нас есть время, чтобы заметить эту эмоцию, назвать её и исследовать причину её возникновения. В этом случае мы избавляем себя от неоптимального автоматического запуска какой-то поведенческой или биологической программы саморегуляции (например: в любой непонятной ситуации злись, рыдай, бойся и т.п.). Правильно осознав и проговорив эмоцию, мы получаем в своё распоряжение её энергию и можем использовать её рационально, по своему усмотрению. Если же этого не сделать, то эмоция далее направится в привычный канал гуморальной регуляции, эндокринная система выделит в кровь соответствующие гормоны, которые могут далее присутствовать и работать в теле до 72 часов, в зависимости от интенсивности эмоций.

Читайте также:  Мотор ситроен 2 л дизель

Например, если вы начнёте намеренно по-настоящему злиться, и достаточно долго позлитесь, не переводя эту эмоцию ни в какое конкретное действие, закрывающее ваши потребности, то потом будете себя очень плохо чувствовать, у вас будет болеть голова, вы будете разбиты. Хотя, казалось бы, что тут такого – всего лишь позлился, истерику устроил, выгрузил эмоции. А если бы вы в самом начале прояснили бы свою эмоцию (об этом читайте далее), то в итоге у вас было бы совершенно другое состояние.

Далее я попробую объяснить вам, откуда у нас вообще появились эмоции и что с ними делать.

О психоэволюционной теории Роберта Плутчика

Я долго и пытливо изучал тему эмоций и знаю, что на свете существует много разных систем, где эмоции пытались как-то упорядочить и классифицировать. Самое понятное, что я обнаружил – это психоэволюционная теория Роберта Плутчика. Его монография на эту тему была написана ещё в 1962 году. Она логична, очень красива, и вы можете легко найти в интернете её описание вместе с замечательными иллюстрациями плутчикова «колеса эмоций». Именно после знакомства с этой теорией началась история создания эмоционального компаса.

Суть психоэволюционной теории изложена в шести постулатах. В опубликованной версии они сформулированы с использованием спецтерминов, что делает их сложными для восприятия. Поэтому я перескажу их для вас понятными словами.

Постулат №1: эмоции – это автоматические механизмы общения и выживания организмов со средой и друг с другом, которые основаны на опыте миллионов лет эволюционной адаптации.

Эти механизмы можно наблюдать у всех живых организмов. У самых простых организмов, вроде бактерий и медуз, они, конечно, ни в какие эмоции не преобразуются, но сами реакции у них есть. А вот у более сложных существ они получают дополнительную «надстройку» – эмоции. И уже здесь происходит один из внутренних конфликтов систем регуляции у человека – потому что эти очень древние адаптационные механизмы миллионы лет работали совсем не с теми ситуациями, с которыми мы сталкиваемся в нашей повседневной человеческой жизни.

Постулат №2: эмоции запрограммированы на уровне генетики.

То есть эмоции – это не какие-то беспричинные, ненормальные, непонятные капризы. Это полностью объяснимые реакции, они связаны с выживанием и очень глубоко в нас прошиты.

Постулат №3: эмоции можно соотнести с конкретными категориями т.н. «стимульных событий» и паттернов поведения.

Имеются в виду такие события, которые выбивают организм из саморегуляции (или «гомеостаза», на научном языке).

Постулат №4: эмоции направлены на восстановление гомеостаза.

Постулат №5: эмоции можно изобразить в виде структурной модели, описывающей простые и сложные эмоции.

Постулат №6: эмоции можно соотнести с определенными чертами характерами, типологиями и психиатрическими диагнозами.

Собственно говоря, вся теория к этому и сводится. В настоящее время эта теория используется в психотерапевтических и психодиагностических системах. Но есть несколько проблем.

Во-первых, совершенно непонятно, как её применять на практике. У психологов всё просто – они придумали тесты на основе этой теории. Роберт Плутчик совместно с Генри Келлерманом разработал психодиагностическую методику «Индекс жизненного стиля» 2 . Это вполне типичный такой психотест, и его результаты, как и результаты любой другой типологии, можно при наличии опыта и навыков вполне себе эффективно использовать для проработки. Однако как научиться применять саму эту психоэволюционную теорию – психологи не объясняют.

Во-вторых, люди, которые переводили на русский названия эмоций, абсолютно не понимали, как эта теория работает. Например, там, где на эмоциональном компасе указана эмоция «недоумение», в стандартом варианте вы найдете «изумление». Я очень долго искал соответствие между английскими и русскими названиями эмоций. Пришлось перебрать много слов. Потому что слова, которые обозначают эмоции – это достаточно спорный момент, многие могут не согласиться, что ту или иную эмоцию нужно называть именно так. За годы применения этой теории у нас сложилась готовая, упорядоченная система с названиями эмоций, и она подходит для большинства людей, за редким исключением. А для тех, кто захочет использовать свои названия эмоций, я в этой же книге предложу специальное упражнение.

В-третьих, я сделал ещё одну существенную доработку. В теории Плутчика было описано четыре пары адаптивных реакций (стратегий саморегуляции). То есть всего их восемь (см. далее в тексте): инкорпорация, отвержение, самосохранение, разрушение, воспроизводство, реинтеграция, ориентация, исследование. А на моём эмоциональном компасе вы обнаружите десять. Появились они просто: работая по разным психотерапевтическим методикам, я чисто эмпирически обнаружил, что у некоторых людей проявляются ещё две адаптивные реакции. Таким образом была обнаружена ещё одна пара реакций, которые я и включил в общую схему эмоций. Они называются «смерть» и «трансценденция». Это т. н. «системные» адаптивные стратегии саморегуляции.

В-четвёртых, чтобы получить возможность пользоваться этой системой, мне пришлось вывернуть «колесо эмоций» Роберта Плутчика наизнанку и в середину схемы поставить т.н. точку «Я». Это гипотетическая исходная «точка равновесия», где нет никаких эмоций, а далее в схеме интенсивность эмоций повышается по мере удаления от точки «Я» и приближения к внешней стороне круга. Смысл этого в следующем: у человека есть адаптивные реакции, они предназначены для удовлетворения потребностей и прописаны на генетическом уровне. Когда они не удовлетворяются, то у человека возникают эмоции. Соответственно, чем сильнее они не удовлетворяются, тем интенсивнее данный тип эмоции. Благодаря такому подходу эмоции очень легко моделировать и исследовать.

В итоге получилась своя версия «колеса эмоций», которую я называю «эмоциональный компас» или «эмоциональный коврик». Для компьютерного варианта более корректным названием будет «эмоциональный компас», а для напольного варианта, который мы используем на живых практикумах – «эмоциональный коврик». Как видите, внешне он похож на «колесо эмоций» Плутчика, но мой компас можно использовать непосредственно для практики – дальше в книге мы будем разбираться, как именно.

Источник

Поделиться с друзьями